Рус | Eng

ЮС Когенс - Юридические услуги

+7 (343) 204-71-33

Время работы:

пн - пт: с 9:00 до 18:00


Главная > Наша практика > Природные права (права на ген)


Вебинар "Земля и недвижимость. Правовые новинки-2016".

Видео

 

Природные права (права на ген)

 

Управляющий партнер юридического агентства "ЮС КОГЕНС" Светлана Корабель.

 

Перевод статьи. Источник - The Economist - апрель, 2013.

Управляющий партнер юридического агентства "ЮС КОГЕНС" Светлана Корабель.Высший суд Америки скоро вынесет историческое решение о возможности или невозможности патентовать гены. 

Данное дело стало кульминацией долгой баталии, начатой еще в 2009 году. Американская ассоциация молекулярных патологий вместе с рядом других заинтересованных лиц, интересы которых представляют юристы из Американского Гражданского Союза Свободы, выступают против Мирэйд Гетеникс (Myriad Genetics), компании, занимающейся биотехнологиями. 


Мирэйд Генетикс является правообладателем двух патентов на гены под названием BRCA1 и BRCA2. Это дает компании право быть единственной в своем роде, кто вправе проводить тесты по выявлению мутации указанных генов. Такие тесты часто требуются для выявления риска рака груди. 

Согласитесь, очень эмоциональная тема. Патентные ведомства всего мира на протяжении 10 лет выдавали патенты на гены, как человеческие, так и не принадлежащие человеку. Но время не смягчало натиск противников этой идеи. В основном не специалисты возмущаются против возможности патентовать ген. Антипатентная оппозиция говорит, что вести речь о патентовании частей общего человеческого генофонда абсурдно и аморально. 

Конечно, суд не будет строить свое решение на эмоциональных аргументах. Юридические дебаты происходят не вокруг этих двух запатентованных генов, а вокруг их естественности. Вопрос, на который необходимо будет ответить суду – являются ли запатентованные гены продуктом природы. Если да, то согласно американскому патентному праву, их нельзя патентовать.

На первый взгляд, может показаться странным споры о том, что ген может быть чем-то еще, кроме как продуктом природы. Но патенты Мириэйд не покрывают гены в том виде, в каком они есть в живых клетках. Патенты покрывают выделенные формы генов, которые были обнаружены и извлечены из генома и химически обработаны, чтобы было возможно анализировать их в лаборатории. 

Мириэйд аргументирует, что такие изменения и новый способ, согласно которому итоговый ген является частью теста, делают их продукт инновационным и достойным патентной защиты.
Истцы (да и судья, который первый вынес решение в 2010 году против корпорации Мириэйд) утверждают, что такое обоснование ложно: химические манипуляции обычные, итоговая часть гена используется только потому, что она идентична той, что есть в природе. 

Есть и другие критические замечания к корпорации. Одно из них о том, что патент очень обширен. Вместо патентования всевозможных вариантов BRCA генов, компания заявила права на изолированную ДНК-последовательность длиной 15 базовых пар, которая совпадает с короткой частью генов. Анализ, проведенный учеными Корнельского университета, показал, что 689 других человеческих генов включают эту цепочку из 15 базовых пар, найденных в BRCA1. Выходит, чисто технически патент Мириэйд на 2 гена распространяется, в том числе, и на остальные гены. 

У данного дела есть экономическая подоплека. Отрасль биотехнологии в 2011 году в Америке оценивалась в 92 биллиона долларов. Корпорация затратила около 500 миллионов долларов, чтобы создать продукт, который можно выпускать на рынок. 

Другие обозреватели считают, что решение не повлияет на рынок, так как патент заканчивается в 2015 году. Стоимость исследований генов постепенно уменьшается. 

Другая точка зрения, что такие патенты сдерживают развитие биотехнологий. 

Чью бы сторону ни принял суд, судьи попытаются избежать решения, которое могло бы сильно повлиять на всю индустрию. Возможно, будет найден компромисс, который не устроит ни одну из спорящих сторон.

К списку событий