Рус | Eng

ЮС Когенс - Юридические услуги

+7 (343) 204-71-33

Время работы:

пн - пт: с 9:00 до 18:00


Главная > Обзоры судебной практики > Авторское право > Обзор №8. 29 июня 2012. Реклама. Авторское право


Вебинар "Земля и недвижимость. Правовые новинки-2016".

Видео

 

Обзор №8. 29 июня 2012. Реклама. Авторское право

 

1. Решение Роспатента о признании недействительным товарного знака «Винни» было признано законным, т. к. авторские права на произведение и словесные обозначения «Винни» принадлежат Борису Заходеру, который сделал оригинальный перевод с произведения о Винн-Пухе А. Милна.

При регистрации такого товарного знака заявителю было необходимо учитывать общеизвестность наименования, связанность с литературным персонажем, а также то, что перевод наименования, несмотря на то, что оно является именем собственным, также является объектом авторских прав.

Решение Арбитражного суда г. Москвы по делу № А40-29459/10-26-218 от 13 августа 2010 года.

 

Палатой по патентным спорам было вынесено решение о признании недействительным полностью предоставление правовой охраны товарного знака, поскольку обозначение «ВИННИ», входящее в состав комбинированного товарного знака нарушает авторские права Заходер Г.С. - наследницы Бориса Заходера, автора перевода произведения А.А. Милна «Winnie-the-Pooh».

 

Оспаривая данное решение, заявитель указывал, что данное обозначение «ВИННИ» не является объектом авторского права.

 

Так, слово «Винни», по мнению заявителя, не может являться результатом интеллектуальной деятельности, поскольку оно не было создано творческим трудом автора, а представляет собой распространенное имя собственное, не обладающее признаками оригинальности и уникальности, и, соответственно, не может быть объектом авторского права лица. Общеизвестным является тот факт, что автором цикла произведений о персонаже Винни-Пухе («Winnie-the-Pooh») является А.А. Милн, а Б.В. Заходер является автором перевода и переработки данных произведений, которые известны как «Винни-Пух и все-все-все».

 

Слово «Винни», не является результатом творческой деятельности автора, так как является переводом распространенного англоязычного имени «Winnie». На момент перевода Б.В. Заходером книги А.А. Милна правила русского перевода давали именно такую транскрипцию звучания данного имени, в связи с чем этот вариант перевода имени не является оригинальным.

 

Довод о том, что слово «Винни» как одно из имен персонажа медвежонка в сказке Б. Заходера является неотъемлемой частью образа медвежонка, отличающее его от других персонажей, по мнению заявителя, неверно, поскольку имя «Винни» также используется в ряде других произведений в качестве имени персонажа (С. Беккет «Счастливые дни», «Мой кузен Винни», реж. Дж. Линн), оно не является неотъемлемой частью его персонажа, поскольку может быть использовано в отношении персонажей в произведениях других авторов, представляет собой распространенное английское личное имя, которое само по себе не является объектом охраны авторского права.

 

При таких обстоятельствах заявитель счел, что слово «Винни» не является результатом творческой деятельности, т.к. не имеет творческого (оригинального) характера.

 

Суд не согласился с доводами заявителя и указал, что словесный элемент оспариваемого товарного знака воспроизводит название персонажа «Винни» из известного на территории Российской Федерации произведения литературы «Винни-Пух и все-все-все» 1960г., автором которого является Б. Заходер. Так, персонаж Б. Заходера - это не только Винни-Пух, но и Вини и Пух, которые в равной степени воспроизводят персонаж автора. Из контекста произведения, усматривается, что речь идет об одном и том же персонаже, в связи с чем слово «Винни» является одним из имен вышеуказанного персонажа. Суд указал, что на территории Российской Федерации слово Винни вызывает прежде всего ассоциации с персонажем сказки Б. Заходера, широко известным российскому потребителю.

 

Что касается довода заявителя о том, что Б. Заходер не является обладателем авторского права на слово «Винни», то согласно п.2 ст. 9 Закона «Об авторском праве и смежных правах» при отсутствии доказательств иного, автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения. Имя Б.Заходера было указано на всех экземплярах произведения «Винни-Пух и все-все-все».

 

Кроме того, в соответствии с договором на использование объектов авторских прав, заключенным с ЗАО «Торговый Дом СЛАВЭКС», Б. Заходер предоставляет исключительные права на использование объектов авторских прав: «Винни», «Не пора ли нам подкрепиться».

 

При таких обстоятельствах суд отказал в удовлетворении требований заявителя.

 

Соответственно, при регистрации такого товарного знака заявителю было необходимо учитывать общеизвестность наименования, связанность с литературным персонажем, а также то, что перевод наименования также является объектом авторских прав.

 

2. В удовлетворении требования о признании незаконными решения и предписания антимонопольного органа отказано, поскольку информация о способе проезда к торговому объекту формирует и поддерживает интерес к нему и его продвижению на рынке оптовой и розничной продажи продовольственных и промышленных товаров и является рекламой, в этой связи ее размещение на знаках маршрутного ориентирования не допускается.
Решение Арбитражного суда Липецкой области от 07.12.2010 по делу N А36-3139/2010.
 

Заявитель, общество с ограниченной ответственностью «Реал-Гипермаркет», обратился в Арбитражный суд Липецкой области с заявлением о признании незаконными решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Липецкой области.

 

Нарушение с точки зрения антимонопольной службы состояло в том, что размещение информации, находящейся на знаках маршрутного ориентирования – информационных знаках индивидуального проектирования на улицах г. Липецка для обеспечения участников дорожного движения информацией о способе проезда к гипермаркету «Реал» определена как недобросовестная конкуренция.

 

Заявитель указал, что в соответствии с п.1 ст.9 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» изготовитель (исполнитель, продавец) обязан довести до сведения потребителя фирменное наименование (наименование) своей организации, место ее нахождения (адрес) и режим ее работы. Продавец (исполнитель) размещает указанную информацию на вывеске. Назначение информации такого характера состоит в извещении неопределенного круга лиц о фактическом местонахождении юридического лица и (или) обозначении места входа.

 

Суд, отказывая в удовлетворении требований заявителя, указал на следующее:

 

Согласно п.9 ст.4 ФЗ «О защите конкуренции» недобросовестной конкуренцией являются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам – конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

 

Распространяемая на информационных знаках индивидуального проектирования информация «Реал-гипермаркет» со стрелкой, указывающей маршрут проезда, адресована неопределенному кругу лиц (потенциальным заказчикам, покупателям), направлена на привлечение внимания к объекту рекламирования (не к любому гипермаркету, а именно к гипермаркету, принадлежащему ООО «Реал-Гипермаркет»), формирует и поддерживает интерес к нему и его продвижение на рынке оптовой и розничной продажи продовольственных и промышленных товаров.

 

Суд признал, что разместив рекламную информацию «Реал-гипермаркет», со стрелкой, указывающей маршрут проезда, на опорах дорожных знаков в разных частях г.Липецка, ООО «Реал-Гипермаркет» получило преимущество в осуществлении своей предпринимательской деятельности по отношению к другим хозяйствующим субъектам, работающим на вышеуказанном рынке, которое может причинить им убытки.

 

Решение было предметом рассмотрения в апелляционной, кассационной инстанции, оставлено без изменения, в передаче дела на рассмотрение надзорной инстанции было отказано.

 

Соответственно, является недопустимым размещение информации об организации и маршрутов проезда к ней на знаках маршрутного ориентирования, т. к. данное действие может быть расценено как недобросовестная конкуренция.

 

3. Использование в рекламе сравнительной характеристики объекта рекламирования с иными товарами, например, путем употребления слов «лучший», «первый», «номер один» должно производиться с указанием конкретного критерия, по которому осуществляется сравнение и который имеет объективное подтверждение. В противном случае реклама будет признана недостоверной.

Решение Арбитражного суда Кемеровской области по делу № А27-6988/2012 от 11 мая 2012 года.

 

Общество с ограниченной ответственностью «Бранд Кемерово» (далее – «Общество», «ООО «Бранд Кемерово») обратилось в арбитражный суд с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Кемеровской области о признании незаконным постановления о наложении штрафа по делу об административном правонарушении.

 

Основанием для привлечения ООО «Брандт Кемерово» к административной ответственности послужило то обстоятельство, что в г. Кемерово, на рекламных щитовых конструкциях, размещалась реклама следующего содержания: «POLARIS - САМЫЙ легкий, мощный, управляемый...», с изображением человека на снегоходе.

 

В тексте вышеуказанной рекламы, по мнению антимонопольного органа, содержались не соответствующие действительности сведения о преимуществах рекламируемого товара перед находящимися в обороте товарами других продавцов - «самый легкий, мощный, управляемый».

 

Суд также счел данную рекламу ненадлежащей по следующим основаниям:

 

В соответствии с пунктом 1 части 3 статьи 5 Федерального закона от 13.03.2006 N38-ФЗ «О рекламе» недостоверной признается реклама, которая содержит не соответствующие действительности сведения о преимуществах рекламируемого товара перед находящимися в обороте товарами, которые произведены другими изготовителями или реализуются другими продавцами.

 

Поскольку норма права, содержащаяся в указанной статье, не указывает на то, что сравнение, показывающее преимущество объекта рекламирования, должно быть выражено в отношении другого определенного товара, то ее положения применяются к случаям, когда в рекламе используется сравнение со всеми иными аналоговыми товарами без упоминания конкретного наименования производителя или продавца.

 

Под преимуществом следует понимать превосходство качества рекламируемого товара или оказываемой услуги по каким-либо характеристикам над качеством аналогичного товара или услуги иного/иных производителей. Наличие таких качеств, как правило, обеспечивает предпочтение к товару/услуге потребителей.

 

Использование сравнительной характеристики «самый легкий, мощный, управляемый» в рекламе без указания конкретного критерия, по которому осуществляется сравнение, означает возможность проведения такого сравнения по любому критерию. Таким образом, формулировка «самый легкий, мощный, управляемый» требует фактического и документального обоснования.

 

В рекламе ООО «Брандт Кемерово» обоснования превосходства качества рекламируемого товара (снегохода фирмы «Polaris») над качеством аналогичного товара, произведенного другими изготовителями или реализуемого другими продавцами, не указано.

 

Также, использование в рекламе высказывания «самый легкий, мощный, управляемый» указывает на превосходство данного общества в сравнении с другими, поскольку из текста рекламы у потребителей создается впечатление, что общество обладает более высокими достоинствами и преимуществом перед другими конкурентами.

 

Соответственно, использовать в рекламе сравнительные характеристики «самый, лучший» и проч. - недопустимо, в противном случае реклама может быть признана судом недостоверной.

 

4. Верховный Суд РФ определил условия, которые необходимо учитывать при разрешении вопроса о правомерности реализации права автора на отзыв произведения.

Определение Верховного Суда РФ от 24.04.2012 N 45-В12-1.

 

В Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга обратилось отделение Общероссийской общественной организации «Российское Авторское Общество» в интересах Миронова В.А. с иском к Областному государственному учреждению культуры «Концертное объединение «Уральский хор» о взыскании компенсации за нарушение авторских прав и судебных расходов.

 

Миронов В.А., являющийся членом РАО с 29 августа 2008 г., за время своей работы в ОГУК «КО «Уральский хор» с 1971 г. по 1986 г. и с 2001 г. по 2009 г. создал ряд хореографических и вокально-хореографических произведений. С 15 декабря 2009 г. Миронов А.В. запретил исполнение своих произведений, однако ОГУК «КО «Уральский хор» в 2010 г. неоднократно использовал его произведения в своих выступлениях.

 

С учетом того, что, несмотря на запрет, ОГУК «КО «Уральский хор», исполняло произведения Миронова А.В. в своих выступлениях в период с 27 января 2010 г. по 27 сентября 2010 г. 72 раза, РАО просило суд взыскать с ответчика в пользу Миронова В.А. компенсацию за нарушение авторских прав.

 

Данный иск был судом первой инстанции удовлетворен частично, определением суда кассационной инстанции решение было оставлено без изменения. 

 

Однако при рассмотрении в суде надзорной инстанции Верховный Суд РФ отменил решение первой инстанции и отправил дело на новое рассмотрение.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации сочла, что состоявшиеся судебные постановления вынесены с существенным нарушением норм материального права.

 

Верховный суд указал, что авторам произведений, вошедших в сложный объект, согласно 1240, 1269 ГК РФ, право отзыва произведения не принадлежит, при этом оно не ставится в зависимость от того, кому принадлежат интеллектуальные права на сам сложный объект.

 

Причиной отказа указанной категории авторов в праве на отзыв произведения, согласно разъяснению Верховного Суда, является необходимость защиты прав и охраняемых законом интересов организатора создания сложного произведения, других авторов сложного объекта, поскольку без произведения, являющегося неотъемлемой частью сложного объекта, его дальнейшее использование невозможно.

 

Между тем, в случае, если хореографические постановки и вокально-хореографические произведения Миронова В.А. входят в состав сложного объекта, то в силу абз. 2 ст. 1269 ГК Российской Федерации истец не обладал правом их отзыва.

 

В материалах дела имеется заявление Миронова В.А., адресованное начальнику регионального управления РАО, в котором он просит с 15 декабря 2009 г. запретить ОГУК «КО «Уральский хор» исполнять его хореографию до неопределенного срока. Вопрос о том, является ли данное заявление реализацией права Миронова В.А. как автора на отзыв на основании ст. 1269 ГК Российской Федерации созданных им произведений с соответствующими последствиями, или запрет на исполнение хореографии сделан на основании какой-либо иной нормы закона, суды первой и кассационной инстанции не исследовали.

 

Одновременно с этим судами первой и кассационной инстанции не было учтено, что ст. 1240 ГК Российской Федерации называет один признак сложного объекта: он включает в себя несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, однако по смыслу закона он должен представлять собой единое целое завершенное произведение, в котором невозможность использования хотя бы одной составляющей его части приведет к утрате авторского замысла создателя сложного объекта, в результате чего нарушится целостность результата интеллектуальной деятельности и повлечет невозможность его дальнейшего применения.

 

Принимая во внимание указанные нарушения материального права, Верховный Суд отменил решение первой инстанции и отправил дело на новое рассмотрение.

 

Таким образом, отменяя решение суда первой инстанции, Верховный Суд указал, что при разрешении вопроса о правомерности отзыва произведения, необходимо учитывать:

1). В какой форме был совершен данный отзыв, подразумевает ли он отзыв по смыслу ст. 1269 ГК РФ (отказ от ранее принятого решения об обнародовании произведения при условии возмещения убытков), или запрет на исполнение произведения сделан на основании какой-либо иной нормы).

2). Является произведение, в отношении которого реализуется право на отзыв, сложным произведением, т. е. единым целым завершенным произведением, в котором невозможность использования хотя бы одной составляющей его части приведет к утрате авторского замысла создателя сложного объекта, в результате чего нарушится целостность результата интеллектуальной деятельности и повлечет невозможность его дальнейшего применения.

 

Управляющий партнер юридического агентства «ЮС КОГЕНС»

Светлана Корабель

Телефон: +7(343)372-28-23.

Электронная почта: korabel@jus-cogens.ru